Экс-заключенная стала писательницей

Писательница Ирина Агапеева не просто написала книгу о женской тюрьме, она описала свой собственный опыт. Бывшая заключенная стала писательницей — теперь у Ирины есть свой сайт, а книги попадают в список бестселлеров Амазона. Когда мне в руки попала эта рукопись, я поняла, насколько неожиданной может быть судьба любого из нас, и как непредсказуема жизнь.

- Ирина, не было ли мысли написать это от лица выдуманного персонажа, скрыть, что это произошло именно с вами?

- Я очень открытый и прямой человек. Из тех, кто всегда говорит то, что думает. Не люблю масок и притворства , поэтому скрывать свое прошлое не в моих правилах. К тому же думаю, что ценность книги именно в том, что автор знает, о чем говорит, не понаслышке.

- Вы сразу решили оформить воспоминания в книгу, или же вначале писали просто для себя, чтобы легче было пережить этот опыт?

- С самого начала пыталась написать именно книгу. Но сразу после произошедшего эмоции били через край, и мои воспоминания не были объективны, поэтому отложила работу над книгой на пятнадцать лет.

- Почему все-таки решились написать эту книгу?

- Роман этот появился по ряду причин. Во-первых, это жизненный опыт. Ситуация, в которую я попала, может случиться с каждым. И возможно, опыт, пережитый мной, поможет кому-то в будущем. Если человек обладает какими-то знаниями, то должен ими поделиться. Во-вторых, почти вся литература, попадавшаяся мне на данную тематику, откровенно неправдивая. Прочитав очередную «подборку фактов», я решила внести свою лепту и развеять некоторые мифы.

- Чем продиктовано желание опубликовать это произведение? Желанием эпатировать публику, привлечь к себе внимание и раскрутить другие книги? Или все-таки желанием поднять острые социальные вопросы?

- Мои книги – любовные романы, и вряд ли данное произведение поможет в раскрутке. Боюсь, как бы не было обратного эффекта. Многое в этой книге может шокировать читателя и вызвать негодование. Но я хочу донести правду до людей, заставить задуматься о происходящем, возможно, что-то изменить.

То, что происходит не только в тюрьмах, а и во всей пенитенциарной системе требует реформации, иного взгляда и понимания. Мечтаю, что кто-то из наших депутатов возьмет в руки эту книгу, прочтет на досуге и решит что-то изменить.

- Думаете ли вы о том, какие изменения произойдут в вашей жизни после публикации этой книги?

- Надеюсь, никаких. Я рассчитываю, что люди готовы принять правду.

- Что думают ваши друзья и близкие об идее опубликовать эту историю?

- Окружающие меня люди поддерживают во всем. Появлением этой книги я обязана моему мужу, который просто заставил меня написать этот роман. Вспоминать прошлые дни было очень тяжело, я словно вновь пережила всю эту эпопею, испытывала те же эмоции, не могла вырваться из нового плена. Мы всей семьей вспоминали подробности, рассказы, искали письма, отправленные друг другу. Вовлечены оказались все, кто хоть как-то был причастен к этой истории, для всех нас эти воспоминания тяжелые, но никто не отказался «разбередить раны», понимая важность моей работы.

- Звучат ли отголоски этой истории в других ваших книгах?

- С одной стороны, все, что происходило там, стоит особняком от всей моей нынешней жизни, от моих мыслей и произведений. Тот незабываемый опыт дал возможность понять человеческую природу, сущность многих людей, ведь каждый человек – это судьба. Поэтому можно сказать, что все, произошедшее в прошлом, влияет на мое видение окружающего мира в настоящем, те события - неотделимая часть моей натуры, и, наверное, бессознательно я переношу что-то на моих героев.

- Как повлияло все случившееся с вами на выбор жизненного пути, на то, что вы решили стать писателем?

- В первую очередь произошедшее подтолкнуло меня получить юридическое образование. Как оказалось, незнание законов может погубить всю нашу жизнь.

Писателем я хотела стать с самого детства, в семь лет сочинила первую сказку, потом всю жизнь продолжала писать.

События, описанные в романе, скорее, оттолкнули меня от писательского ремесла. Хотелось твердо встать на ноги, почувствовать себя уверенней в этом зыбком мире. Пришлось расстаться с детскими иллюзиями, принять правду, что мир бывает жесток и несправедлив, получить профессию, обезопасить себя в дальнейшем.

- Не боитесь ли преследования со стороны правоохранительных органов?

- До недавнего времени не боялась. Мы привыкли жить спокойно и говорить, что думаем. Но в свете последних событий в стране [прим. Е.Т.: Ирина живет в Крыму] некоторые опасения появились. Хотя моя история давняя, все подтверждено документально, и ничего нового я не сказала, все же некоторые моменты могут повлиять на мнение людей относительно происходящего. Кому-то это может не понравиться.

- Не боитесь ли отпугнуть читателей, которые привыкли, что вы пишете в совершенно другом жанре?

- Мне кажется, что когда автора знают и доверяют ему, ждут его произведений, то читателей привлекает его стиль, манера изложения, а не жанр. У меня сформировалась своя конкретная аудитория, и надеюсь, что книга им понравится. Но она также может заинтересовать и других читателей, не знакомых с моим творчеством, что, конечно, будет для меня большим плюсом.

- Насколько изменяется жизнь после тюрьмы а) в психологическом плане - восприятия самой жизни, переоценки ценностей, взглядах на дружбу и взаимопомощь? б) насколько сильно это сказывается на дальнейшей социальной и бытовой жизни (трудоустройство, отношение посторонних и т. п.)?

- Сложно объективно ответить. Все очень индивидуально и зависит от многих факторов, таких, как срок пребывания или выбор людей, с которыми общаешься в тюрьме. Ведь, как и в любом обществе, там есть группы людей, грубо говоря, хороших и плохих. Выбор за тобой - с кем общаться и к чему стремиться. Это уже напрямую зависит от жизненных принципов и ценностей. У человека всегда и везде есть выбор жизненного пути, даже несмотря на то, что он попал в тюрьму.

Что касается лично меня, то никаких существенных метаморфоз со мной не произошло. Мои жизненные позиции не изменились. Возможно, я стала терпимей к людям и их грехам, стала не так категорично относиться к проступкам и человеческим слабостям.

Относительно социальной стороны вопроса. Слава богу, сейчас времена изменились. Нигде нет отметок о твоем неблагополучном прошлом, поэтому рассказы о том, что заключенных притесняют, мне кажутся преувеличенными. Никто никогда не увидел во мне бывшую заключённую, если я сама того не хотела. Для большинства работодателей не имеет никакого значения прошлое работника, если только он не устраивается в правоохранительные органы. Лично я нигде и никогда не ощутила на себе негативное отношение, притеснение или обвинения. Большинство людей испытывает любопытство, узнав о моем прошлом. Но я никогда не пыталась устраиваться в государственные структуры, не исключаю, что там бывшим заключенным адаптироваться намного сложней.

Я думаю, что основная формула здесь такова: ты тот, кем себя ощущаешь. Если ты не считаешь себя зеком, изгоем, человеком с испорченной репутацией, то никто в тебе его и не увидит. У нас всегда есть шанс стать кем мы хотим, изменить свою жизнь и выбор жизненного пути. Не стоит зацикливаться на неудачах и прошлом негативном опыте. Главное понимать, что теперь у нас есть свобода, не только от заключения, а и в выборе будущего.

Благодарим Ирину за интервью и желаем с минимальными потерями пережить очередное испытание в жизни.

Беседовала Екатерина Тарасова